На главную На главную
Розничный магазин товаров для нахлыста
8 800 250 13 80
БЕСПЛАТНЫЙ ЗВОНОК ПО РОССИИ
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?Регистрация
 
Корзина
кол-во товаров: 0
на сумму: 0 руб.
КУПИ ПОДАРОЧНЫЙ СЕРТИФИКАТ
Опрос
словения 3.jpg
  1. Вы предпочтёте поехать в рыболовный тур (5-6 рыболовных дней) стоимостью 600 евро без билетов в:

Покупайте легко
Платежная система WebMoney
Платежная система Qiwi Wallet
Платежная система Яндекс Деньги
Самый широкий ассортимент товаров для нахлыста; нахлыстовый интернет магазин; нахлыстовая школа: обучение нахлыстовому забросу, школа вязания нахлыстовых мушек; всё о нахлысте: нахлыстовые новости, видео и статьи о нахлысте; нахлыстовые туры: рыбалка в России и за рубежом;  широкий ассортимент вейдерсов и забродной одежды для рыбалки; тысячи различных нахлыстовых мушек в наличии.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон. Нахлыст как молитва.

[05-07-2017]
Автор:  Антон Поспелов
Рейтинг: 

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0514_800.JPG

1.       Anglicans and anglers.

Человеческая память слаба, совесть ненадежна, чувства изменчивы. Мы делаем что-то, но забываем зачем. Мы привыкаем к процессу, выполняем многое автоматически, редко вспоминаем об истоках того, что любим, забываем тех, кого любим. А ведь самостоятельно принятые решения основываются на влечении, любви, искренних предпочтениях, - и об этом не нужно забывать, если хочется сохранить свежесть восприятия любимого дела. Где же исток нашей любви к нахлысту?

Ох, как издалека начал! Что же, сразу к рыбалке? Обратимся и к рыбалке. Но сначала поговорим о праотцах нахлыста, - о господах Уолтоне и Коттоне, - друзьях, собутыльниках, поэтах, рыболовах, христианах и джентльменах. Тут все важно, а для меня – особенно важно то, что они были христианами, верными Церкви и растерзанному собственным народом королю Карлу Первому. Почему важно? А именно потому, что всемирно известная книга Айзека Уолтона, это не очередная рыболовная энциклопедия, - книги о рыбалке существовали в Англии и до него. The Complete Angler, - это книга, написанная в древней христианской традиции поклонения Творцу и творению, это апологетика для натуралистов, это одновременно описание медитативной практики для христиан, и подражание Книге Иова, в части описания творения во время спора пророка с Богом.

 Книга сочетает практические советы рыболову с адорацией, медитацией направленной на творение. И примерами для Уолтона были не столько рыболовные пособия, а он почти все почерпнул в доступных ему источниках, и не скрывает это, никогда не достигавшими в популярности высот The Complete Angler, сколько пример Францисска из Ассизи, говорившего с птицами или … впрочем, не будем скатываться в чистую апологетику.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0705_800.JPG

Как водится, творческая мысль просыпается не от хорошей жизни! Это лишь в глубокой старости, а умер Уолтон в очень преклонном возрасте – в 90 лет, - сэр Уолтон примирился с миром и собой, жизнь его стала размеренной, а известность была исключительной, причем не только, и не столько среди рыболовов. Мэтр и учитель, автор многократно переизданной книги, а так же создатель многих биографий выдающихся англичан и известных англикан, -  писатель стал чрезвычайно уважаемым человеком в чуждом ему обществе. Тут нужно упомянуть о созвучии: anglers/аnglicans, - для Уолтона это были синонимы. 

Только рыбалка в понимании Уолтона, а не охота, разжигающая низменные страсти, – достойный отдых для христианина. А ведь писать об Англиканской традиционной церкви было вызовом обществу во времена пуританства, Кромвеля и гражданской войны, унесшей 180000 англичан, что больше в процентном отношении, чем обе мировые войны 20ого века! Но Уолтону было можно! Ведь правда в том, что Уолтон – единственный писатель для рыболовов, кого читают не только поклонники рыбалки! Его книга в Англии обошла по количеству переизданий самого Шекспира и уступила только Библии Короля Иакова. Но послушайте, Библию были обязаны читать все школьники, студенты, и т.п., в то время как Уолтона читали только добровольцы! Воистину, это главная книга на английском языке вплоть до наших времен!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0490_800.JPG

Вернемся же к началу его писательского пути. На момент написания книги Айзек Уолтон успел похоронить первую жену и несколько детей, жизнь которых унесли болезни, жениться снова, и опять похоронить детей от второго брака. Он был изгнанником, гонимым отщепенцем, противником нового политического, государственного и церковного устройства Англии. Все, чему он верил, чему он поклонялся, к чему просто привык, все кого он любил – все погибло! 

Он становится безразличным к политической жизни, разочаровывается в бизнесе, охладевает даже к семейной жизни. Было много инсинуаций на тему гомосексуальности Уолтона и Коттона, якобы к этому привел тяжелый психологический кризис, который пережил писатель.  Даже символ их дружбы: наложенные друг на друга две симметрично расположенные буквы C (Charles Cotton) и буква W (Walton) подвергались подозрению. Мне лично безразлична их сексуальная ориентация, тем более, что нет ни одного факта это подозрение не подтверждающего. А вот два брака Уолтона и многочисленные любовные похождения Коттона, о чем осталась память у местных жителей, - скорее говорят об обратном. Нет, не в личной жизни, но в своем тексте, подобно библейскому Иову, Уолтон задает себе вопрос, - а зачем мы живем? Великий рыболов не доходит до пафоса древнего пророка, он не вызывает Бога на Суд, он не отвергает все житейские объяснения друзей, он не следует советам отчаявшейся жены: «Прокляни Бога и умри!» Пискатор, alter ago Уолтона, отвечает своей книгой на главный вопрос. Он отвечает на вопрос о смысле жизни искренней дружбой с благодарным учеником, передавая свою любовь, свое восхищение красотой природы, мудростью ее Создателя. 

Он, такой непохожий на нас, уже как 350 лет назад отвечает на вечный вопрос – вечным ответом: христианским уважением природы, защищать которую мы, современники бесконечных «зеленых» движений, станем, похоже, только из страха собственной смерти, но скорее всего, просто не успеем. Уолтон призывал не к поклонению безличной природе, но Творению Бога, бесценному Подарку Отца, понять Которого мы не можем, как ребенок не может полностью понять родителя, пока не станет родителем сам, - но можем любить и можем сохранить этот подарок и передать нашим детям. Уолтон делает это так искусно, как никто не делал ни до, ни после него. Уолтон верный христианин, он остается им до конца своих дней. Его ответ подобен ответу Ломоносова о двух книгах, о двух законах: Библия и Наука, Бог и Природа, - вот два центра притяжения, два смысла жизни человека. Он убежден, что только так и можно выжить человеку в трудные времена. А когда времена легки? Похоже - никогда!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0567_800.JPG

Уолтону повезло с другом. Будучи рыболовом в широком смысле, а не только увлеченным нахлыстовиком, своей книгой он обращался к рыбалке в целом. Чарльз Коттон, Пискатор Младший, как он себя называет, землевладелец из Довдейла, живописной долины Края Пиков, владельца Бересфорд Холла, что на реке Дов, - был на тридцать пять лет моложе Уолтона. Коттон стал увлеченным нахлыстовиком и продолжателем литературного труда Уолтона. Его дополнение книги имеет более узкую направленность, - это пособие по ужению нахлыстом. Коттон считал Уолтона своим любимейшим другом, учителем, отцом и наставником в христианской добродетели. 

На живописном небольшом полуострове, там, где речка Дов течет вдоль отвесных утесов, поросших папоротником и мхом, среди вековых лип и дубов, Чарльз Коттон построил Храм Рыболова, посвященный своему другу и учителю – Айзеку Уолтону. Бересфорд Холл давно разрушен, на его месте стоит небольшой Бересфорд Хаус. Остались лишь ворота, часть ограды, да ступени тайной тропы, ведущей к реке. Пойдем же к реке и мы, пойдем, что бы почтить дружбу, что живет уже более трехсот пятидесяти лет, что бы прикоснуться к Святой Земле любого нахлыстовика!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0494_800.JPG


2.       По дороге к Храму.

Но мы пойдем издалека. Прямо из Лондона. Уолтон, в своем пантеоне выдающихся христиан-рыболовов, среди прочих, упоминает Александра Ноувела, дина собора Святого Павла времен королевы Елизаветы 1. Вот туда, В Сентполз, прямо из аэропорта мы и отправились, что бы устремить наши мысли в правильном направлении, освободиться от пагубного стремления поймать как можно больше рыбы. Вечерняя служба началась в пять часов вечера, мы направились в хоры собора на правах гостей наших друзей Саймона и Элизабет, - в этот день их хор Canticum пел во время службы. 

Очень понравился абзац на листовке с текстом службы, обращенный к туристам: «Вы находитесь в месте, где вот уже много столетий люди ведут разговор с Богом. Он начался давно, и его продолжат другие люди после того, как все мы уйдем из жизни. Не удивляйтесь, если что-то из услышанного вами сейчас, покажется непонятным. Это естественно, несколько вырванных фраз из разговора старых друзей редко понятны другим. Но если у вас возникнет желание принять участие в этом разговоре, мы будем рады!» К счастью, для нас этот Разговор был понятен и важен.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0479_800.JPG

Утром мы устремились по трассе М1 в сторону Дербишира. Великобритания, и Англия в частности, представляет собой огромный парк или музей, кому что нравится. В каждом уголке можно найти тропу, - вся страна испещрена ими, тянущимися от замка к дворцу, от горы к водопаду, от реки к озеру и так далее. Можно потратить жизнь, гуляя по этим тропам. Мы люди ленивые, и мало что любим кроме рыбалки, но предложение посетить великолепный Хардвик Холл было просто невозможно отбросить! Построенный в 1590-1595 годах Елизаветой, графиней Шрусберской, или просто Бесс, как ее называли друзья, второй по значимости, известности и богатству женщиной Англии, - дворец стоит в самом начале «каменной» Англии, на первых холмах Края Пиков. 

От дворца, окруженного прекрасным садом, открывается вид на юг Англии, на север же от стен замка крутым обрывом открывается небольшая долина. «В Хардвик Холле больше стекла, окон, чем стен» - удивлялись современники! Да, столько света, как здесь, мало где увидишь! Внутри Холл еще страннее и великолепнее, чем снаружи: каждый сантиметр стен занимают разнообразный гобелены, аппликации из материалов, и т.д. Огромные, вытянутые в бесконечность залы, беспорядочно расположенные узкие лестницы… Рядом с дворцом стоят развалины первой постройки, - замок оказался маловат для Бесс, она боялась, что королева Елизавета 1, подруга графини, может и не приехать в недостаточно грандиозный дом великой женщины! 

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0481_800.JPG

В непосредственной близости, по пути в Довдэйл, расположены многие другие великолепные архитектурные шедевры:  Скарсдэйл Холл, Чатсворт Хаус, - известный как «Дворец Вершин», Замок Болсовер, Хэддон Холл, Киддлстон Холл. Немножко стыдно вот так, через запятую, перечислять дворцы и замки, о которых написаны библиотеки книг, которые ежегодно посещают миллионы туристов, кстати, ничего не знающие о реке Дов, Довдэйле и нахлысте… Я это к тому, что если ехать с друзьями или семьей, то посмотреть точно есть что, скучно не будет! Все эти достопримечательности можно найти как на англоязычных, так и на русскоязычных сайтах.  Кстати, в Хардвик Холле есть неплохой ресторанчик, где можно передохнуть и пообедать по пути из Лондона в Довдэйл.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0497_800.JPG

Ну, пока, Бесс, едем дальше. Изумительно красивая узкая дорога по графству Дербишир вела к Довдэйлу, где нас ждал отель Исаака Уолтона, прямо на границе с графством Стаффордшир. Каменные изгороди, стада овец, изумрудная трава, цветущие вишни вдоль дороги, брызги желтых и белых нарциссов на обочине, – даже рай не может выглядеть лучше! Вот и отель, последние лучи солнца отражаются в его окнах, зеленая трава волнами поднимается вверх, к вершинам холма Торп. Глубокое ущелье ведет вниз, скалы кажутся оранжевыми в свете заката. Уже в сумерках мы спустились к реке, становилось слишком темно, что бы рассмотреть рыб в воде. Холодная ночь опускалась на Довдэйл, появились звезды.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0515_800.JPG


3.       Piscatoribys Sacrum. 1674.

Утром на траве был иней. «Полный стаффордширский завтрак» зарядил нас энергией на весь день, хотя в баре нам еще приготовили ланч – сэндвичи с лососем. Это было естественное желание, - рыбачить именно на том бите, где стоит Храм! Мы встретились со смотрителем реки у отеля Чарльза Коттона, где так же можно остановиться для рыбалки, и торжественно приняли ключи от Храма, отдав залог - 20 фунтов, хотя сами ключи, по моему мнению, стоят гораздо дороже. Портрет ученика Уолтона украшает лобби, прямо рядом с огнетушителем, а сам отель по уюту не сильно уступает Уолтоновскому, хотя и расположен в деревне, а не в окружении зеленых холмов. 

Все рекомендации по мушкам мы получили заранее, по электронной почте, впрочем, кто им будет следовать, тем более, что цвета мушек, - оливковый, зеленый, серый, коричневый, скорее, отражают обще английский вековой фэшн тренд, а не рыболовную реальность!? В реке, хотя это скорее большой ручей, живет дикая ручьевая форель и европейский хариус. Смотритель уверил нас, что хариус до сих пор нерестится и его поимка маловероятна. А вот форель должна брать как на нимфу рекомендованных цветов, так и на сухую мушку, особенно после обеда. Впрочем, все оказалось с точностью наоборот. Однако, вернемся к Храму!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0571_800.JPG

От ворот в Бересфорд Хаус тропа идет вдоль реки, между высокими утесами, и упирается в потайную дверь в каменной стене: только посвященные рыболовы (то есть оплатившие лицензию) могут попасть к храму, никакие профанные туристы не ступают грубыми подошвами туристических ботинок по святой земле нахлыста! Храм оказался довольно маленькой постройкой и выглядел очень старым. Мистер Моррис, смотритель и как выяснилось увлеченный орнитолог – любитель, сообщил нам, что это самая старая, из сохранившихся, постройка на земле, посвященная нахлысту! Солидный медный ключ, замшелые двери, каменный стол, камин… 

Ну, все могло бы быть и уютнее, не знаю как во времена Коттона, а сейчас Храм показался заброшенным, может причина в том, что мы были первыми посетителями в новом сезоне? Внутри можно посидеть, отдохнуть, выпить чаю или чего еще душа желает. Храм находится весь день в распоряжении рыболова. Можно предаваться медитациям на тему, можно декламировать чудесные стихи сэра Уолтона. Мы же решили ловить рыбу, - что и есть лучшая медитация! А рыбалка требует техники, одной молитвой рыбу не поймаешь, впрочем, может, мы просто не пробовали?!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0620_800.JPG

Восьмифутовая трешка Харди, страйк индикатор, нейлоновый типпет 6Х, ибо мелко, голдхед нимфа с ярко красным тельцем на 18ом безбородом крючке, - уже через пять минут первый хариус трепетал в подсаке. Цвет и размер нимфы не имел большого значения, если муха подавалась правильно – у дна, вдоль водорослей, в типичных местах с каменистым или песчаным дном, - поклевка следовала. Всего мы приземлили двенадцать хариусов на двоих и пяток небольших форелек. Ничего особенно выдающегося. В любом случае, - рыба это бонус к рыбалке, а не обязательный атрибут. Сухие мушки, жуки, мелкие мокрячки не работали вовсе, но нам было достаточно и такого клева, мы были вполне счастливы! День был очень холодным и ветреным.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0653_800.JPG

Только к вечеру, порядочно устав и растратив энергию деревенского завтрака, я ощутил, что стою в ледяной воде, на воздухе пять градусов, а на мне лишь вейдерсы и рубашка! Мы страшно замерзли и проголодались. Хорошо еще, что нас ждал Джоржд. В смысле, - The George. Паб. Где давно уже ждали сумасшедших русских после рыбалки. Ждали с жарко растопленным камином, что было трудно переоценить. Над нашим столом, на стене висела бамбуковая нахлыстовая удочка, собственность недавно ушедшего хозяина паба. Времена, когда в пабах подавали только фишэндчипс давно прошли. Мы ели гребешки на гриле и рыбу дня – свежую треску, только что с рынка, с сэмфайром, новомодной водорослью. Чудесный новозеландский совиньон блан остужал наши  лица и души, пылающие священным огнем после десяти часов, проведенных на реке… А уж как нам спалось в эту ночь!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0584_800.JPG

Milldale. Dovedale path.

Утро очередного дня мы решили посвятить маршброску вдоль реки, что бы оценить другие пулы реки Дов. Взяв такси, мы добрались до местечка Миллдэйл, откуда стали спускаться вниз по реке. Как оказалось, храмовый бит, где мы ловили, был самым скучным на реке! Нет, мы не жалели о вчерашнем дне, мы хотели ловить именно там, но прочие пули были просто восхитительны. Мы заметили пару-тройку нахлыстовиков на участке протяженностью более пяти миль, тщетно пытающихся соблазнить рыбу сухой мушкой. Возможно, в разгар сезона и в выходные тут больше прессинг. Рыба была видна, иногда крупная, до полутора или даже двух кг. 

Но какая красота вокруг: острые пики, утесы, пещеры, шумные перекаты, нависающие над водой деревья поросшие папоротниками. Вдоль реки идет довольно оживленная тропа с туристами. Масса весенних цветов наполняют воздух ароматами: анемоны, медуница, нарциссы, фиалки…  Да, пройтись от Миллдэйла до отеля стоило! И ловить тут было бы очень приятно.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0751_800.JPG

Но, будем закругляться. Стоит сказать, что таких рек в Англии огромное множество! Не могу сказать, что это дешевое удовольствие, и что рыбы тут больше, чем в Европейских реках. Конечно, нет. Но Англия, безусловно, обладает очевидным шармом, своеобразным нахлыстовым стилем, чего бывают начисто лишены другие страны. Для меня это важно: атмосфера, окружение, язык… В моих ближайших личных планах - посетить реки Тест и Итчен, не говоря уже о реке Спей и других реках Шотландии, где я уже бывал, но это уже совершенно другая история.

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0747_800.JPG

Если вдруг вы захотите посетить эти живописные места, немного полезной информации. Кстати, забыл сказать, что в осенне-зимний период на реке возможна рыбалка на хариуса, так что есть куда податься, когда у нас вся рыба по ямам прячется! Лучше всего зайти на сайт www.fishingbreaks.co.uk где есть и описание битов, и календарь клева, и подбор мушек по сезонам. 

А можно и написать Саймону Куперу (Simon Cooper), управляющему директору: simon@fishingbreaks.co.uk , а то и просто позвонить ему по телефону 01264781988 С ним же можно договориться с датах, месте встречи, и прочих мелочах. Английский у него Стаффордширский, но не стесняйтесь попросить повторить, что он сказал, мне было трудновато его понять с первого захода! Впрочем, человек он открытый и заинтересованный в туристах, так что не стесняйтесь. Хорошей рыбалки!

Айзек Уолтон и Чарльз Коттон_0707_800.JPG


 

 

 


Вернуться к списку статей >>

Оценить статью:

(Голосов: 6, Рейтинг: 3.83)

Комментарии к статье:

Текст сообщения*